Слова. Антон Батагов
     # Начало #
 
 
   

Отзывы 2009 – 2013 г. о творчестве и выступлениях Антона Батагова


Возвращение Антона Батагова на московскую пианистическую сцену оказалось событием: самой музыке словно вернулось утраченное общественное значение.

В Рахманиновском зале консерватории яблоку негде было упасть: люди сидели на подоконниках и на самой сцене, стояли на балконе. Пришли не только меломаны, пришел весь фейсбук. Поздно вечером в том самом фейсбуке музыкант извинился перед теми, кому не удалось попасть: действительно, за дверями осталась еще толпа народу, и автору этих строк, протолкавшемуся через нее, помогла только корочка «Ведомостей».

Антон Батагов не играл в Москве шестнадцать лет и словно прибыл целеньким из тех времен, когда концерт фестиваля «Альтернатива» был глотком свежего воздуха среди художественной рутины, а телеканал НТВ, для которого Батагов писал свои незабываемые заставки, — цитаделью свободы.

Один из слушателей потом сравнил концерт Батагова с   «радением»: сотни человек внимали долго молчавшему обладателю истины. А музыкант за те годы, что длился его добровольный обет, сохранил (для себя, а теперь выяснилось — для всех) простые вещи: серьезность, несуетность и бескомпромиссность.

…Впрямую установить мостик — через головы модернизма и авангарда — между Рахманиновым и минималистами, кажется, никто пока не пробовал.

Играл Батагов свой цикл великолепно — надежно, как машина, глубоким звуком и словно с высоты орлиного полета, когда ясность целого придает равнозначность всем его деталям.

Петр Поспелов (Ведомости, 19.09.2013)

* * *

Вернувшись в сентябре 2013 года в Москву, Батагов объявил исполнение «Писем Рахманинова» в Рахманиновском зале. «Фейсбук» накрыло волной перепостов, случился аншлаг (с толпой не попавшей в зал возмущенной публики). Отклики на концерт в «Фейсбуке» появились забавные: «Наконец я понял, что такое музыка», «Лучшее, что я слышал в жизни».

Всех, кого не вместил Рахманиновский зал, Батагов в октябре через «Фейсбук» неосмотрительно зазвал в Дом музыки. Неожиданно — явились и те, кто не попал на прошлый концерт, и жаждущие еще раз «услышать лучшую в мире музыку», плюс еще целая армия, ведомая некрепким коллективным умом «Фейсбука». За десять минут до начала — у входа в Камерный зал, оцепленный охраной (!), стояла на ветру несчастная очередь в 300–500 человек. Им так и не суждено было просочиться…

Что же за чудо случилось?

Батагов — человек вменяемый и отлично знает: так у нас играть в академических залах не положено — в темноте, разрешив публике располагаться даже на сцене, где накиданы подушки. Но Батагова негласные запреты не смущают. Слишком трудна его собственная задача. Ведь он взял на себя роль двойного медиума: «его» Рахманинов пишет музыкальные письма композиторам, среди которых Арво Пярт, Филипп Гласс, Питер Гэбриэл, Брайан Ино, Владимир Мартынов… Сложнейшая игра в бисер! Медитации сдержанны и изысканны. Тон посланий холодновато-повествовательный, писанный из тонкого мира «ровным почерком».

И странно было бы, если бы в конце Батагов не сыграл чистого Рахманинова — его трагическую си-минорную Прелюдию (сочинение 32, №10). В зале гробовая напряженная тишина. Но… такое впечатление, что многие слушатели этих сложных изысканных стилизаций впервые в жизни видят рояль. Смешно? Да. Серьезно? Очень. Не знаю, этот концерт — явление скорее музыкальное? Или скорее социальное? Это поветрие или тенденция? Мода или вызов?

Публика — самая претенциозная: молодая, заносчивая, не слишком сведущая — ломится на концерт, почти ничего не понимая в тайных монологах. Вот что Батагову неожиданно удалось — наладить давно утерянную на концертах классической музыки доверительность. Это колоссальная победа, которой никто не предсказывал.

До отъезда в Америку Антона часто спрашивали, почему он, один из самых интересных пианистов своего поколения, не дает концертов. Он растерянно отвечал: не для кого играть… нет такого зала... И вот маргинал вернулся пастырем: нашлись и залы, и восторженная (даже чересчур) публика. Этой публике можно позавидовать: вся музыка мира у нее впереди.

…Только не обманите ее, публику. Второй такой шанс классике выпадет не скоро. 

Наталья Замянина (Новая газета, 11.10.2013)

* * *

Антон Батагов – композитор и музыкант, соединяющий в себе непревзойденное мастерство и удивительное многообразие. Жанры его сочинений простираются от камерной классики до кино- и телемузыки, от компьютерной оперы до сотрудничества с буддийскими лидерами Центральной Азии. Его произведения регулярно звучат в эфире радио WNYC. Они отличаются друг от друга по стилю, но не по качеству. Им всегда присущи глубина и значимость, конструктивная безупречность, и при этом – доступность.
А в качестве исполнителя он, например, записал «Искусство фуги» Баха, и каждый раз, когда эта запись звучит у нас в эфире, мы получаем восторженные отклики слушателей.
Антон Батагов провел некоторое время в Нью-Йорке в 90-е годы. Даже в таком густонаселенном музыкальном сообществе, как Нью-Йорк, он быстро обрел свою нишу. С тех пор он долго не появлялся здесь, и его отсутствие было для нас потерей. Поэтому сейчас я очень рад, что этот уникальный музыкант снова в Америке.

Джон Шейфер, легендарный автор и ведущий программ 'New Sounds' и 'Soundcheck', самых известных программ о современной музыке на крупнейшей радиостанции Америки – WNYC

* * *

Удивительное дело: чем больше слушаешь, тем больше хочется. Обычно бывает наоборот: при наступлении тридцатой симфонии Моцарта требуется передохнуть, поставить точку или как минимум запятую. А уж несколько симфоний Шнитке подряд слушать и вовсе невозможно.
В чем заключается парадокс музыки Батагова? В том, что она «не такая умная», как у Шнитке, и поэтому куда доступнее? Нет, она ведь, пожалуй, мудрее – только по-своему, своими неброскими средствами. Она навевает что-то невероятно важное, единственное, прекрасно нужное. И не покидает.
Эта музыка – разговор умного и зрелого человека, на равных, без утайки и без остатка открывающего тебе свой мир. И пусть этот мир иногда кажется покрытым густым туманом или неприступной маской, на самом деле он расположен где-то на вершине заснеженной горы и обдувается свежим морским ветром. Вступив в этот мир, оказываешься озарен светом его создателя – человека таинственного, скрытного, непостижимого, честного, строгого, безапелляционного, но одновременно теплого и по-домашнему уютного. И музыка у него такая же: в нее хочется закутаться и уже никогда не выходить из этой дымки неспокойного покоя, немудрствующей мудрости, незабываемого забвения. Ему важно не высказаться или доказать свою правоту, а поделиться. Поделиться не своим, а общим, по стечению обстоятельств прошедшим через него. Прикоснувшись к звукам Батагова, причащаешься и просветляешься, становишься радостно-спокойным и взволнованно-мудрым.
В лице Антона Батагова российская музыка приобрела уникального композитора-исполнителя, которого и сравнить-то не с кем, поскольку других таких нет.

Елена Дубинец, музыковед, автор книг о современной музыке
(из книги "Моцарт отечества не выбирает")

* * *

Антон Батагов – несомненно, один из самых значительных ныне живущих российских музыкантов. Уникальна не только глубина, но и многогранность его таланта. Это одновременно и композитор, и исполнитель мирового уровня. Такое соединение редко встречается в наше время. Его сочинения отличаются подлинным мастерством, философской глубиной и эмоциональной силой. Его композиторский голос неповторим. Как специалист по истории русской музыки, я не могу не отметить, что Антон, несмотря на молодой возраст, оказал большое влияние на развитие музыкальной культуры России последних двадцати пяти лет.
Батагов – исключительная творческая личность мирового масштаба. Культурная и историческая значимость этой фигуры, без преувеличения, весьма велика.

Уильям Куиллен, музыковед, специалист по современной русской музыке

* * *

Антон Батагов принадлежит к числу самых выдающихся пианистов и композиторов нашего времени. Его творчество восхищает меня уже много лет. Каждый раз, когда я слушаю его сочинения или интерпретации, начиная с блестящей и неподражаемой записи «Искусства фуги» Баха, я узнаю почерк гения.

Ричард Костеланец,
музыковед, культуролог, автор более чем 50 книг о музыке и современном искусстве

* * *

Батагов – безусловно, один из самых интересных современных композиторов. Его вклад в современную музыку впечатляет уже сейчас, и, судя по всему, в будущем станет еще более весомым. Его музыка преодолевает все ограничения, присущие классике, и становится чем-то гораздо большим. Она звучит совершенно по-особому – чисто и самобытно. В ней присутствуют такие элементы и техники, которые обычно встречаются в неакадемической музыке. Благодаря этому его сочинения становятся единственными в своем роде. Это придает им особую мощь и делает их привлекательными как для любителей новой экспериментальной музыки, так и для более традиционных почитателей классики. Крайне редко случается, чтобы какая-либо музыка или композитор стали мостом, соединяющим эти столь далекие друг от друга миры. Но, вне всякого сомнения, Батагов – один из таких немногочисленных примеров. Он имеет свой уникальный голос в мире современной музыки. На сегодняшний день это один из самых оригинальных и впечатляющих музыкантов.

Эндрю Коннорс, музыкальный обозреватель

* * *

Независимо от того, играет ли Батагов собственные сочинения или классику в своей неортодоксальной трактовке, он, безусловно, переворачивает наши представления о том, что такое концерт фортепианной музыки.

Зак Карстенсен, критик (The Gathering note)

* * *

Батагов за роялем рисует целые миры.

Time Out Нью-Йорк

* * *

Игра Антона Батагова воскрешает дух Рихтера. Она проникает в те сферы, которые были доступны только Рихтеру.

Аллан Эванс, музыковед, автор серии книг о мастерах фортепианного искусства

* * *

Суперэксклюзив — два волшебных гипнотических вечера с Антоном Батаговым.

Екатерина Бирюкова, (Openspace.ru)

* * *

Концерт Антона Батагова стал для меня откровением.

Алекс Путс, арт-директор Манчестерского фестиваля и Park Avenue Armory NYC

* * *

Я такого концерта никогда в жизни не слышал.

Теодор Курентзис, дирижер