Слова. Антон Батагов  
 
   

Пермский рабочий

Вчера сижу в фойе Пермского оперного театра, занимаюсь. Где-то за поворотом фойе рабочий что-то приделывает к стене, производя соответствующие действия дрелью и другими инструментами. Когда я стал играть пьесу анонимного английского автора начала XVI века "My Lady Careys Dompe", звуки за углом затихли. Через минут 5 рабочий осторожно подходит ко мне. Спрашивает: "Извините, а что это за музыку вы сейчас играете?"

Я объяснил.

Он говорит: "Аа, ну теперь понятно. А то я слышу – что-то совсем особенное, из другого мира какого-то. И на клавесин похоже. А вы не хотите вон туда подняться? Там хаммерклавир стоит, и если это на нем поиграть, то, наверное, очень здорово будет."

Вот такой тут в Перми рабочий класс. А кто-то еще удивляется, чего это Курентзис здесь обосновался, и почему это на Дягилевском фестивале атмосфера какая-то особенная.

---------------------------------------------------------------------------------------

Вот и закончилось мое путешествие в Пермь.

Уже в третий раз я убеждаюсь, что Дягилевский фестиваль - это какое-то совершенно удивительное явление. Тут собраны абсолютно разные вещи, которые, казалось бы, не могут быть ничем объединены, но именно в этом и заключается свойство нового времени: нет какого-то одного направления, которое можно было бы назвать "современным искусством", а всё остальное с победным кличем сбросить с парохода современности. Всё происходит одновременно, и каждый вкладывает в то, что он делает в искусстве, свое видение и переживание мира. Новое слышание старой музыки не соревнуется в актуальности со звуком пилы. Они просто живут рядом. И любой человек имеет свободу слушать и смотреть всё. Что-то принимать, а что-то отвергать по тем или иным причинам. И в любом случае выходить после концерта или спектакля уже не на ту улицу, с которой он вошел в зал, а на совсем другую, потому что что-то уже изменилось. А для того, чтобы это изменение произошло, нужно быть готовым и открытым. И вот в этом смысле публика в Перми действительно особенная. Я не знаю, как это объяснить. Совершенно особый контакт, как очень искренний разговор с родными людьми. С людьми, которые пришли, чтобы уйти другими.

Кстати, в этом году у фестиваля появился еще и клуб, где каждый день происходили встречи с участниками, лекции, показы фильмов и записей. Это очень помогает разрушать барьеры и лучше слышать друг друга.

Конечно, я очень и очень благодарен - человеку, который не просто гениально дирижирует оркестром, но создает пространство, где каждый может почувствовать вертикаль смысла и найти свой путь к этому смыслу.

Спасибо всем, благодаря кому этот фестиваль происходит именно так, во всех деталях – и всем, всем, всем. Я не могу всех отметить, но хочу сказать именно о тех, кто в тени – администраторах, технических работниках, волонтерах, - потому что благодаря их безграничному терпению, внимательности, благожелательности, для нас, участников и гостей, были созданы идеальные условия для творчества и отдыха. С нами непросто, мы нервные и капризные. Простите нас за это.

Спасибо вам всем, дорогие.

 

Июнь 2014