Слова. Антон Батагов  
 
   

 

МАНЬЯК В ЭРМИТАЖЕ

фб-посты

13 ноября 2016, Парма, Италия


Я вчера подписал петицию, связанную с выставкой в Эрмитаже, где в качестве экспонатов - распятые чучела животных. Я, мягко говоря, не любитель жанра петиций. Но - не выдержал. И огрёб соответствующие комментарии.
- Батагова взломали?
- вы что, заодно с Милоновым?
- казаков с мочой еще призовите.
- а вы хотели бы петиции против Шостаковича?
Итд.
Поэтому придется объяснить.


Меня не взломали. Я заодно не с Милоновым, а с любым необезумевшим человеком, способным что-то чувствовать.
Я считаю, что у любого человека внутри, по идее, должна быть заповедь Не убий, Не укради, и так далее. Увы, не у всех она есть. Поэтому в мире существует уголовный кодекс.


Искусство, разумеется, должно быть свободным. Я категорически против любого ограничительного воздействия на искусство с позиций государства или какой бы то ни было религии. Но у каждого человека, занимающегося искусством, внутри должен быть ограничитель, который не позволяет перейти ту грань, за которой кончается искусство и начинается мракобесие. Начинается то, что не позволено никакому человеку вообще, вне зависимости от рода его занятий. Можно совершить убийство и сказать, что это перформанс. И найдутся защитники свободы такого искусства. Но если у самого "художника" нет этого ограничителя, то он должен быть у кураторов, директоров музеев, продюсеров и так далее. Если его нет даже у директора Эрмитажа - тогда действительно должен быть закон, перед которым равны все. Это моя позиция. Если кому-то она не нравится - потрудитесь удалить меня из друзей. Только перед тем, как это сделать, представьте себе на месте экспонатов этой выставки чучела ваших кошек, собак, а также ваших близких людей.


Благодарю за внимание.

- - - - - - - - - - - - - -

15 ноября 2016

 

Сидя в аэропорту, прочитал комментарии под моим постом про выставку (см. выше) и еще некоторые материалы на ту же тему - и вот, написал еще один пост. Мне кажется, это важно - что-то еще сформулировать. Простите, что не получилось коротко.


Я рад, что многие из вас написали в комментариях очень хорошие, разумные слова, за которыми стоит здравая способность чувствовать и осознавать. Не буду говорить, что я вам благодарен. Благодарен не я, а те живые существа, чьи тела в качестве экспонатов созерцает почтенная публика.

Что касается комментариев и написанных мне в личку сообщений, содержащих недоумение (дескать, он же их не убивал, что же в этом плохого) и гнев (руки вообще прочь от искусства), а также в связи с тем фактом, что в поддержку выставки и позиции Эрмитажа высказались многие известные люди, я хочу сказать вот что.

Прежде всего - вот такая информация.
В 2012 году Ян Фабр устроил перформанс в здании мэрии города Антверпен. Его участники подбрасывали котов высоко в воздух и затем наблюдали, как они приземляются на ступени мраморной лестницы. Падая на жесткую мраморную поверхность, прикрытую лишь тонким слоем материи, коты отчаянно мяукали и пытались спастись бегством. Однако участники перформанса тут же ловили их, и жестокое представление продолжалось.

Итак, давайте называть вещи своими именами: "художник" Фабр - садист и маньяк. Закон о жестоком обращении с животными есть в большинстве стран.
Очень грустно, когда сумбур не вместо музыки, а сумбур в голове и в душе. Очень грустно видеть такую степень бесчувственности и у "художника", и у тех, кто его поддерживает. Очень странно, что многим приходит в голову сравнивать, например, травлю Шостаковича или Кулябина (в защиту которого я, как и очень многие другие, писал открытое письмо) с тем явлением, которое мы обсуждаем сейчас.
Есть вещи, которые нельзя делать никогда никому ни в какой ситуации. Да, художник не убивал этих животных, а "всего лишь" взял тела уже погибших животных. Я прошу всех, кто считает эту выставку нормальной, представить себе, что ваша мама или ваш ребенок погибли в авто(авиа)катастрофе или теракте. Не возмущайтесь, представьте. А теперь подумайте: вы позволите этому "художнику" сделать из их тел чучела и выставить как арт-объект?
Можете считать меня сумасшедшим, но никто из тех, чьи учения для нас, наверное, что-то значат (Будда, Франциск Ассизский, итд), не видел разницы между болью и страданиями людей и животных.
И предложенная мною визуализация, которая, возможно, вам не очень понравилась - это не мое изобретение, а древняя традиция. Примеряй всё на себя.

А на вопрос о том, как можно возмущаться этой выставкой и при этом есть мясо, ответ простой. Я вегетарианец, как и миллионы других людей. Кожаных ботинок и ремней давно не покупаю. Меховых изделий, разумеется, тоже.
Однажды, очень много лет назад, в Непале я услышал визг свиньи, которую в тот момент резали. Я этого не забуду никогда. Эта свинья - не менее родное существо для меня, чем самые близкие люди. Известно, что Тарковский на съемках Андрея Рублева приказал сжечь живых животных для художественной достоверности. Это не сплетни, это правда. Именно по этой причине для меня не существует такого режиссера - Андрея Тарковского. Когда я об этом узнал, причем от людей, которые там были, я понял, что меня больше не интересуют его фильмы (которые я, разумеется, смотрел) и их художественные достоинства, если даже таковые и есть.
А теперь для меня не существует и Эрмитажа, пока его возглавляет г-н Пиотровский.

Что касается чучел в зоологическом музее и других подобных историко-научных экспозициях - это атрибут прошлых веков. В 21 веке, например, существуют специально сконструированные тела животных для опытов - абсолютно точная копия настоящего тела со всеми органами и сосудами, чтобы студентам не надо было мучать и убивать живых существ, чтобы понять, как они устроены.


Великий русский писатель и философ Даниил Андреев писал, что в любом цивилизованном государстве должны быть запрещены такие виды отдыха и развлечения, как охота и рыбалка. Я с ним полностью согласен. Насколько я знаю, это реализовано только в одной стране: в Бутане. А, скажем, в одном только штате Нью-йорк официально зарегистрировано 750 тысяч охотников. То есть граждан свободной цивилизованной страны, развлекающихся убийством. Что далеко ходить: охота - любимый вид отдыха режиссера Михалкова.

Весь этот разговор - не об искусстве, а о внутреннем понимании того, что и как мы можем делать, а что - не имеем права. Искусство - это очень удобная "крыша" для того, чтобы обнародовать продукты нашего обезумевшего сознания и требовать для них и для себя неприкосновенности. Искусство - это, наверное, самый удобный способ пестования своей гордыни. В современном мире это происходит очень быстро и очень успешно. И в очень многих случаях король под мантией просто голый. Ничего страшного, пусть ходит голый, если ему не холодно. Стриптиз всегда имеет большой коммерческий успех. Но если стриптизер еще и садист-маньяк, то было бы здорово, если бы кто-то ему сказал: "слушай, парень! Эрмитаж - это не психбольница. Ты ошибся дверью".
Но если и командир Эрмитажа считает садиста художником - видимо, он тоже ошибся дверью.


Вообще, по-моему, полезное регулярное упражнение для любого из нас - спросить себя: а я не ошибся? Я вообще что-то еще чувствую? Не нахожусь ли я в психушке, где на палатах таблички "свобода", "искусство", "демократия" и прочие красивые слова. Если не делать это упражнение, то не надо удивляться, что самыми яркими и популярными жанрами в искусстве 21 века являются войны и терроризм, и укрыться от этого перформанса негде.

Вот и всё на сегодня.
Вылетаю в Москву.