Слова. Антон Батагов
     # Начало #
 
 
   

КОНСЕРВАТОРИЯ ПОСЛЕ ПОЛУНОЧИ

Фирма "Длинные руки" выпускает три пластинки Антона Батагова

(журнал "Вечерняя Москва", 8 июня 1998)

Антон Батагов не любит называть себя ни пианистом, ни композитором. Он вообще не очень любит как-то себя называть. Тем не менее он едва ли не лучший исполнитель современной академической музыки и успешный композитор. Он был доброй феей московской альтернативной сцены. Но уже больше двух лет не играет на публике ни свое, ни чужое. Не передвигает рояли по сцене, исполняя сочинение Ивана Соколова "Корабли в море", не составляет парадоксально-изящных гипертекстов из музыки Скрябина, Кейджа, Грига и Сати. Кто говорит, он - спящая красавица, кто - просто очень принципиальный. Он притягивает людей, далеких от современной музыки, как от луны. Теперь он сам будто на луне, и единственная возможность услышать батаговские авторские звуки - включить телевизор с шарикообразными заставками.

Эстетскую запись "Искусства фуги" Баха, названную авторитетным американским критиком Ричардом Костелянцем глучшим исполнением Баха со времен Гульда, фортепианного Равеля и авторскую сэмплерную историю "Я долго смотрел на зеленые деревья" на текст Хармса - в продаже не найти.

Но не ждите от новых пластинок новой музыки. Один из релизов - очаровательно древняя запись. Лет десять назад лауреат конкурса Чайковского, отмеченный за лучшее исполнение музыки Чайковского, Антон Батагов забрался в Большой зал консерватории глубокой ночью. И пока все спали, записал странную музыку Рабиновича, Пелециса,Загния и Соколова. Запись похожа на волшебный фонарь. Одна картинка - элегантно стилизованные сказки "Новогодней музыки" Пелециса в духе Брейгеля и Андерсена. Другая - красоты романтических каденций в минималистском ракурсе Александра Рабиновича. Восторг бесконечных окончаний. Картинки движутся, полуночная консерватория дышит взволнованно и завороженно, все складывается в кино - о давних увлечениях, о музыке, которая не стала известной, но уже записана в разряд "устаревшее". Вторая пластинка - дуэт Антона Батагова и Алексея Любимова; музыка Владимира Мартынова. Мартынов - воплощенный парадокс, интеллектуальное изящество и стильность речи. Opus post - из серии постмузыки. Уже давно она только для Мартынова и актуальна. Кончилось время композиторов, и мартыновский Опус - печальная долгая пьеса с магнетизмом двухрояльных минималистских структур и кодой, которая обескураживает, переворачивает все с ног на голову. В ней мальчик поет песенку в духе "Беловежской пущи" или старинной колядки. Но в этом нет ни грана шутки. Какие там шутки, когда восприятие лишается почвы под ногами, когда случается серьезная работа с важными вещами - стереотипами сознания. И в завораживающих формах. Последняя пластинка ударной серии - авторская "Музыка для декабря", услышав которую Иван Дыховичный уже не представлял себе без нее ни самого своего фильма, ни его названия. Чувственная и строгая "Музыка для декабря" - первый саундтрэк нового кино и новой музыки.

Юлия Бедерова