Слова. Антон Батагов  
 
   

ЛЮДИ И СОБАКИ

 

«…Мы с матерью приняли решение никогда не тратить на себя больше, чем требуется на кров и пищу. Я до сих пор так думаю, что всё потраченное сверх этого украдено у кого-то, чья нужда больше, чем наша. Это не омрачает существование, это приносит радость: делиться, давать и принимать. Пока есть хоть один голодающий, излишек удовольствий, излишек комфорта – воровство.»

Митрополит Антоний Сурожский

 

«Надо постоянно чувствовать неослабевающее сострадание по отношению ко всем существам, как бы они к вам ни относились и что бы ни происходило… Думайте так: Я несу всю ответственность за то, чтобы избавить от страданий всех живых существ и принести им счастье. И откладывать это дело нельзя. Ждать нельзя. У нас нет такого права.»

Лама Сопа Ринпоче

 

***

 

Летом 2007 года судьба свела меня с людьми, устроившими в 20 км от Москвы приют для бездомных собак. Создатели приюта – не миллионеры, а очень скромные люди со скромным достатком. Тем не менее, они считают своим долгом тратить на это практически всё своё время и практически все свои деньги. Им помогают, по мере желания и возможности, некоторые люди и организации. В приюте сейчас около 200 собак. У каждой своя судьба, своя история. Кто-то попал под машину, а водитель, разумеется, спокойно поехал дальше. Кого-то люди искалечили – так, для забавы. Например, у одной собаки отрезаны уши, у другой хвост, у третьей – лапа (вдумайтесь на минутку, КЕМ надо быть, чтобы сделать ЭТО!). А уж таких, которых люди «просто» били – подавляющее большинство (бездомных животных, которых не били, в России практически нет). Многие были больны и не могли ходить, и погибли бы, если бы их не подобрали люди из приюта. А кто-то был здоров, но «население» требовало от местных властей «убрать» их, а то они громко лают. А кого-то привезли и бросили у забора приюта: авось возьмут. В приюте все они нашли не только крышу над головой и еду, но и лечение, уход, заботу, а главное – любовь. В том, как люди, работающие здесь, относятся к животным, нет ни капли фальши, никакого истерического кликушества. Всё очень естественно, спокойно и искренне. Это и есть любовь, и ее хватает на всех.

Приют расположен около леса в углу поля, которое давно уже никак не используется. Этот участок земли находится в аренде, а на перевод ее в собственность нужны такие суммы, которых пока просто нет. Там нет ни электричества, ни воды. Тарахтит дизельный генератор, воду берут из колодца, а еду готовят на баллонном газу. Вот в таких условиях в любую погоду целыми днями работают несколько человек. Давайте попробуем представить себе: а смогли бы мы так? Вряд ли. А ведь их никто не заставлял этим заниматься. Но почему-то они решили, что это необходимо.

Мы живем современной «цивилизованной» жизнью. Занимаемся бизнесом, искусством, тусуемся, сидим в интернете, пьем кофе, строим планы, мечтаем о новых вещах и удовольствиях, и нам кажется, что это и есть современная жизнь. У нас есть теплое жилье, еда, одежда и куча всевозможных вещей, без которых мы уже не мыслим своего существования. Если вдруг на полчаса отключат горячую воду, или интернет не дай Бог вырубится, мы уже звоним и ругаемся: что за безобразие! Мы заводим домашних животных той породы, которая сейчас «модна», и пользуемся ими в качестве аксессуара, дополняющего стиль одежды. Мы зарабатываем деньги, чтобы тратить их исключительно на себя. Мы покупаем вещи не потому, что они нам действительно жизненно необходимы, а из соображений моды, стиля, престижа. Чем богаче люди, тем большее безумие охватывает их в погоне за теми объектами, которые они, как им кажется, «должны иметь», чтобы подтвердить свой статус.

Когда мы видим людей и животных, у которых СОВСЕМ ДРУГАЯ жизнь, состоящая исключительно из боли, голода, холода и ежесекундной борьбы за физическое выживание, то мы стараемся этого просто не замечать, чтобы не травмировать свою нервную систему и не выбивать себя из колеи комфортного мироощущения. Как будто это не здесь, рядом с нами, а где-то в другом измерении, не пересекающемся с нашим. Один человек сказал мне, что когда он неожиданно прочитал о старой слепой собаке, которую вывезли за город, бросили и уехали, он в этот день уже не мог работать. Он не мог как ни в чем ни бывало снова включиться в привычные мысли и дела. В «успешной» жизни крайне редко находится место для сострадания. Вряд ли кто-либо из преуспевающих людей когда-либо свернет с престижного шоссе, чтобы оказаться в приюте для собак. Но если те из нас, в ком не умерла способность чувствовать «чужую» боль, своими глазами увидят животных, которых спасли, выходили и бережно содержат, и людей, которые, плюнув на свой комфорт, живут ради того, чтобы другим существам стало легче, то не плакать не получится.

Короче говоря, увидев этот собачий приют, я, недолго думая, взял сумму, которую в тот момент собирался потратить на что-то личное, принес и отдал. Для меня несколько тысяч долларов – это много, но для содержания двух сотен собак – очень мало. Такая сумма нужна ежемесячно. Но та радость, которую я испытал, не сравнима ни с чем. Тот «полет вдохновения», который можно ощутить, скажем, в процессе творчества – это, конечно, невероятное переживание. А если результат этого творчества кому-то нужен, то чувствуешь истинное счастье. Но счастье, которое испытываешь, помогая другим существам, – гораздо сильнее и глубже. Только помогая кому-то, ты ощущаешь, что твое существование имеет смысл. Я стал рассказывать об этих людях и собаках своим знакомым, и некоторые из них мгновенно откликнулись и помогли приюту, за что им большое спасибо. И все они, независимо от профессии и своего "звездного" статуса, говорили мне именно об этом. Их имена вы можете прочитать в конце статьи, хотя никто из них не делал это ради похвалы. Их знают и так. Наоборот, некоторые даже просили не упоминать их. Но когда такие люди подают пример в таком деле, то хочется, чтобы об их поступке услышали. Это очень важно в наше агрессивное время. Я уверен, что этот список будет пополняться. Я считаю это своим делом номер один. А на сайте приюта www.zovpredkov.ru можно прочитать имена всех тех, кто помогает приюту ежедневно.

Пусть мы не можем таскать из колодца 30-литровые бочки с водой, убирать горы какашек, и делать всё то, что делают в приюте эти «обычные люди», которые знают: за них этого не сделает никто. Но мы можем, зарабатывая больше, чем нужно для удовлетворения наших личных разумных потребностей, отдавать эти деньги тем, кто в них нуждается. Надеяться на государство бесполезно. Наше государство не способно никому помочь. Оно способно только воровать. Люди, занимающие «руководящие» посты на любом уровне, думают только о том, какой способ разруливания бюджетов еще придумать. В России воруют даже деньги благотворительных фондов, деньги, выделенные на восстановление городов после стихийных бедствий. Зная это, даже те, кто хочет заняться благотворительностью, думают так: «вот принесу я деньги в какой-нибудь фонд помощи больным детям или животным, а эти деньги просто разворуют. Нет уж, лучше потрачу их на себя!». Поэтому лучше, если появилось такое желание, отдавать деньги напрямую: тем, кто потратит их на благое дело, которым занимается сам, а не через посредников. А пафосное слово «благотворительность» можно и не произносить.

Ясно, что наши возможности очень малы. Помочь всем, кто в этом нуждается, мы не в состоянии. В данном приюте – двести собак, а вокруг – миллионы, и всех спасти мы не сможем, если даже захотим. Но если мы мысленно поставим себя на место тех, кто на наших глазах мучается, то силы возьмутся из одного этого сострадания. Мы поймем, что если мы сейчас отвернемся и сделаем вид, что «чужие» страдания нас не касаются, то после этого мы просто не имеем права жить. Но зато если сегодня сделать то немногое, что в наших силах, то завтра мы обнаружим, что сил прибавилось, и мы сможем больше. Если бы хоть крошечная часть тех денег, которые тратятся богатыми гражданами России на роскошь, была потрачена на помощь, у нас не было бы ни бездомных людей, ни бездомных животных, и никто не умирал бы от отсутствия лекарств в нищенских больницах. Неужели нам нравится, когда на нас смотрят как на варваров, которые бесятся с жиру, и при этом равнодушно взирают на боль своих ближних? На Западе благотворительность – дело само собой разумеющееся, а бережное отношение ко всему живому (да и к неживому тоже) – врожденная привычка. А Россия – непобедимый чемпион мира по хамству, агрессивности, вандализму и бессердечной жестокости. Такого острейшего дефицита сострадания, как в России, нет, пожалуй, нигде в мире. Поэтому от каждого из нас требуется в миллион раз больше тепла, неравнодушия, любви и терпения, чем, скажем, от гражданина Швейцарии. Быть милосердными и творить благо всеми доступными способами – это дело нашей чести; если угодно – нашего патриотизма (не ложного, а настоящего). Это, по сути, наша единственная задача в жизни. А прожить жизнь ради своего удовольствия среди океана чьих-то страданий – это значит просто выбросить эту жизнь в помойку.

Антон Батагов, 4 февраля 2008 года

***

Деятели культуры и искусства, которые помогли приюту для собак «Зов предков» (осень 2007 - осень 2009)

Борис Гребенщиков, музыкант
Владимир Сорокин, писатель
Андрей Макаревич, музыкант
Артемий Троицкий, журналист, преподаватель
Алексей Любимов, пианист, Народный артист России, профессор
Иван Дыховичный, режиссер
Елена Китаева, дизайнер, Главный дизайнер Телеканала Культура
Владимир Дашкевич, композитор
Петр Кудрявцев, главный редактор архитектурного журнала “ ARX ”
Олег Вавилов, книгоиздатель, владелец издательства «Открытый мир»
Андрей Хвостов, переводчик
Светлана Губайдуллина, преподаватель литературы, и ее ученики
Татьяна Скотт, пианистка, профессор Калифорнийского Университета, и ее студенты

Смотреть фрагменты документального фильма о приюте