Слова. Антон Батагов
# Начало #
 
 
 

О ПРИЮТЕ ДЛЯ БЕЗДОМНЫХ СОБАК
"ЗОВ ПРЕДКОВ"

(интервью для сайта сети зоомагазинов "Бетховен" 10.12.2009)

«…Мы с матерью приняли решение никогда не тратить на себя больше, чем требуется на кров и пищу. Я до сих пор так думаю, что всё потраченное сверх этого украдено у кого-то, чья нужда больше, чем наша. Это не омрачает существование, это приносит радость: делиться, давать и принимать. Пока есть хоть один голодающий, излишек удовольствий, излишек комфорта – воровство.»

Митрополит Антоний Сурожский

 

«Надо постоянно чувствовать неослабевающее сострадание по отношению ко всем существам, как бы они к вам ни относились и что бы ни происходило… Думайте так: Я несу всю ответственность за то, чтобы избавить от страданий всех живых существ и принести им счастье. И откладывать это дело нельзя. Ждать нельзя. У нас нет такого права.»

Лама Сопа Ринпоче

+ + +

Антон, расскажите, пожалуйста, поподробнее об этом приюте.

Приют «Зов предков» - это, наверное, одно из лучших подобных заведений в России. Он не государственный, а частный. Его создатели – не миллионеры, а скромные люди со скромным достатком. Тем не менее, они считают своим долгом тратить на это практически всё своё время и практически все свои деньги. Им помогают, по мере желания и возможности, некоторые люди и организации.

А много там собак?

Сейчас – 200.

Ух ты... А как собаки попадают туда?

По-разному... У каждой – своя история. Но есть одна общая деталь – их всех спасли от смерти. Не могли пройти мимо... Ну например, часто бывает так: собака попадает под машину, а водитель, разумеется, спокойно поехал дальше. Даже не остановился. Кого-то люди  специально искалечили. Ну если у нас начинают друг друга бить и даже стрелять, когда кто-то кого-то не пропустил на дороге... А уж на животных выместить всю накопившуюся злобу – что может быть проще? Никто же за это не накажет.

Вы же понимаете, что бездомных животных, которых не били, в России практически нет. Многие из них были больны и не могли ходить, и просто погибли бы, если бы их не подобрали люди из приюта. А кто-то был здоров, но «население» требовало от местных властей «убрать» их, а то они громко лают. А кого-то привезли и бросили у забора приюта: авось возьмут. Вообще это у нас обычное дело: купили собаку весной, чтобы детям на даче была такая живая игрушка, а осенью уехали с дачи, и собаку выбросили. Или еще выбрасывают старых собак, которые болеют, а то лечить их слишком хлопотно... Мы даже не можем себе представить, ЧТО переживает собака, у которой был дом, а потом вдруг – раз – и всё...  Вокруг всё чужое, никого нет. Тем, которые родились на улице, легче. А те, которые были домашними, абсолютно беспомощны. На улице они практически не могут выжить. А в приюте все они нашли не только крышу над головой и еду, но и лечение, уход, заботу, а главное – любовь.

Да...  но ведь это же, наверное, очень трудно – обслуживать столько собак?

Конечно! Тем более в таких условиях. Приют находится в 20 км от Москвы. Он расположен около леса в углу поля, которое давно уже никак не используется. Там нет ни электричества, ни воды. Есть бензиновый генератор, воду берут из колодца, а еду готовят на баллонном газу и на костре. Вот в таких условиях в любую погоду целыми днями работают несколько человек. Вот мы с вами смогли бы так? Вряд ли. А ведь их никто не заставлял этим заниматься. Но почему-то они решили, что это необходимо.

Просто настоящие подвижники! А как вы думаете, почему эти люди решили этим заняться? Ведь, мягко говоря, такое в современной жизни бывает редко... 

Просто они умеют чувствовать чужую боль еще сильнее, чем свою, и не могут не помогать. Многие не понимают: а зачем это нужно? Мы живем современной «цивилизованной» жизнью. Занимаемся бизнесом, искусством, тусуемся, развлекаемся, и нам кажется, что это и есть современная жизнь. У нас есть теплое жилье, еда, одежда и куча всевозможных вещей, без которых мы уже не мыслим своего существования. Мы зарабатываем деньги, чтобы тратить их исключительно на себя. Мы покупаем вещи не потому, что они нам действительно жизненно необходимы, а из соображений моды, стиля, престижа.

А когда мы видим людей и животных, у которых СОВСЕМ ДРУГАЯ жизнь, состоящая из боли, голода, холода и ежесекундной борьбы за физическое выживание, то мы стараемся этого просто не замечать, чтобы не травмировать свою нервную систему и не выбивать себя из колеи комфортного мироощущения. Как будто это не здесь, рядом с нами, а где-то в другом измерении. Один человек сказал мне, что когда он случайно прочитал о старой слепой собаке, которую вывезли за город, бросили и уехали, он в этот день уже не мог работать. Он не мог как ни в чем ни бывало снова включиться в привычные мысли и дела. В «успешной» жизни вообще крайне редко находится место для сострадания. Понимаете,  когда своими глазами видишь животных, которых люди спасли, выходили и бережно содержат...  и вот эти "простые" люди, плюнув на свой комфорт, живут ради того, чтобы другим существам стало легче...   тут просто невозможно не плакать. Вы спрашиваете, почему они решили этим заняться...  Вообще-то говоря, это нормально – помогать тем, кто нуждается в помощи. Ненормально обратное. Хотя...  я понимаю, что у нас в стране подавляющее большинство людей относится к этому иначе.

Расскажите, как Вы сами пришли в этот приют.

Очень просто: летом 2007 года меня привела туда моя знакомая. Она мне рассказала о приюте, и мне захотелось туда приехать. Короче говоря, увидев это, я, недолго думая, взял сумму, которую в тот момент собирался потратить на что-то личное, принес и отдал. И... та радость, которую я испытал, не сравнима ни с чем. Тот «полет вдохновения», который можно ощутить, скажем, в процессе творчества – это, конечно, невероятное переживание. Но счастье, которое испытываешь, помогая другим существам, – гораздо сильнее и глубже. Только помогая кому-то, ты ощущаешь, что твое существование имеет смысл. Сумма, которую я принес – это для меня большие деньги, но для содержания двух сотен собак – очень мало. Такая сумма нужна ежемесячно.И я стал рассказывать об этом приюте своим знакомым, и некоторые из них мгновенно откликнулись и помогли, за что им большое спасибо. И все они, независимо от профессии и «звездного» статуса, говорили мне именно о том, что помощь нуждающимся – важнее всего остального. Они просили не называть их имена...  С тех пор  мы постоянно ездим в приют и чуть-чуть помогаем. Очень хотелось бы, чтобы люди подключались к этому... Это очень важно в наше агрессивное время.

Скажите, а как конкретно люди могут помогать этому приюту или другим подобным заведениям?

Помощь может быть разной. Кто может помочь деньгами – очень хорошо. Надеяться на государство бесполезно. Большинство людей, занимающих «руководящие» посты на любом уровне, думают только о том, какой способ разруливания бюджетов еще придумать. У нас воруют даже деньги благотворительных фондов, деньги, выделенные на восстановление городов после стихийных бедствий. Зная это, даже те, кто хочет заняться благотворительностью, думают так: «вот принесу я деньги в какой-нибудь фонд помощи больным детям или животным, а эти деньги просто разворуют. Нет уж, лучше потрачу их на себя!». Поэтому лучше, если появилось такое желание, отдавать деньги напрямую: тем, кто потратит их на благое дело, которым занимается сам, а не через посредников.

А какая примерно сумма тратится каждый день?

В день на 200 собак идет примерно 60 кг гречки и 15 ведер мяса. Вот если всё это перемножить – получится ежедневная стоимость еды. Варится каша, мясо, бульон, всё это перемешивается, и получается очень вкусная еда. Кроме еды – баллон газа в неделю, бензин для генератора. Сено. Теплые вещи, одеяла. Лекарства. Стройматериалы нужны постоянно...  Я Вам точную сумму назвать не смогу...  Денег нужно много, сами понимаете.

Но можно помогать и не деньгами. Кто может приехать и что-то сделать физически – тоже хорошо. Там работы всегда на всех хватит. Всегда нужен транспорт – возить еду, возить собак в клинику. А самое главное – помнить, что каждая собака мечтает о доме. Помогать пристраивать животных, находить им новых любящих хозяев – это, может быть, самая важная помощь!

Скажите, как связаться с приютом "Зов предков"?

У приюта есть сайт www.zovpredkov.ru. На сайте можно задать любые вопросы, и Оксана отвечает  на них каждую неделю. Кроме того, указаны контактные телефоны.
Местонахождение приюта на сайте не указывается, чтобы не подбрасывали новых зверей.

Вы сказали, что приют находится за городом. То есть имеется участок земли? Или это организовано как-то иначе?

Этот участок находится в аренде, а на то, чтобы купить землю, денег нет. Недавно благодаря главе местной администрации, кажется, появилась возможность взять в долгосрочную аренду с правом выкупа другой кусок земли. Если, Бог даст, это получится, то можно будет выкупить ту землю не по неадекватным "рыночным" ценам, которые доступны только бандитам, а по госцене. Мы уже начали заниматься оформлением... 

Глава администрации? Значит, все-таки, государство помогает?

Государство как таковое НЕ помогает. Оно плевать хотело на всё это. Нашелся ОДИН хороший человек, который, как ни странно, является государственным чиновником. Обычно таких людей туда даже близко не подпускают. И он захотел помочь. Поэтому спасибо лично ему, а не государству. 

Но ведь недавно в Москве открыли несколько муниципальных приютов. Как там обстоят дела? Отличаются ли эти приюты от частных?

Ну конечно отличаются. Да, сейчас открыли несколько больших муниципальных приютов на две, на 4 тысячи собак, и даже больше. Это концлагеря для животных. Зато какая гигантская возможность для воровства! Почти как олимпиада в Сочи! Ведь московские власти занялись этим не потому, что хотели кому-то помочь, а именно потому, что это очень удобный канал для воровства. Бюджет на эти приюты выделяется огромный. Из этого бюджета на содержание и лечение животных остается только маленькая часть. Остальное – ясное дело, разворовывается. И попробуйте проконтролировать! Там стоят ОМОНовцы, которым дан приказ не пускать никого на территорию приюта. Естественно, сотрудников мало, собаки голодные.  Когда несколько собак сидят в одном вольере, то необходимо учитывать их характеры – кого с кем можно сажать. А иначе сильные никогда не подпустят слабых к еде. В муниципальных приютах это никого не волнует, и там многие собаки просто умирают от голода, потому что им не дают поесть. На лекарствах тоже, мягко говоря, экономят. Замечательные люди, правда? Крадут деньги, предназначенные для обезболивания... Короче  говоря, через три месяца в таком приюте собака или умрет сама, или дойдет до такого состояния, что ее усыпят. В "Зове предков" есть несколько собак, которых удалось спасти из таких муниципальных приютов. И нечего удивляться. Наше государство к людям относится точно так же.

Известно ли, сколько в Москве и области бездомных собак? 

В Подмосковье – никто и не считал. Даже в Москве их точное количество так и не установлено. В последнее время называется цифра от 30 до 45 тысяч… 
Только от противогололедного реагента в Москве ежегодно заболевают и погибают тысячи животных – и бездомных, и домашних. От него и людям, кстати, очень плохо: от аллергии до онкологии. Но в городе бездомной собаке иногда хотя бы перепадает какая-то еда, можно найти место, где тепло… А вот в Подмосковье тысячи бездомных животных погибают просто от людского безразличия. У меня в машине всегда есть консервы и сухой корм. За городом собаки НАСТОЛЬКО голодные, что просто страшно...   На меня всегда смотрят как на идиота: здоровый мужик каких-то "собачек" кормит! У нас считается, что этим могут заниматься только истеричные бабушки, которым делать нечего. А сколько животных гибнет под машинами! Если известно, что на дорогах России погибает около 40 000 людей в год, то сколько животных погибает – сосчитать невозможно. Раздавленные тела, валяющиеся посреди дороги – это обычная картина, которую мы многократно видим каждый день.

А как всё это устроено на Западе? Вы, видимо, интересовались этими вопросами? 

Конечно, интересовался. Там бездомных животных практически нет, потому что люди об этом позаботились человеческими способами, а не варварскими. Стерилизация, послеоперационный уход – за счет государства, а потом – возвращение на прежнее место. Таким образом, животные через некоторое время просто перестают рождаться в уличных условиях. А дальше – если вдруг кто-то увидит на улице бездомную собаку или кошку – значит, или она потерялась, или ее выбросили. Это ЧП. Примерно как если бы на улице оказался ребенок без родителей. Тут же вызывают полицию, которая отвозит зверя в ближайший приют. Можно и самостоятельно отвезти. А приютов там множество, и все они объединены в общую базу данных. И условия там – не то что в наших. Все домашние животные – разумеется, тоже в базе данных. Сразу можно выяснить, откуда взялся этот зверь. Если хозяина вычислят, то он платит огромный штраф и получает предупреждение. После этого полиция может к нему наведаться в любой момент, чтобы проверить, всё ли в порядке. А если хозяин не найден, то зверь остается в приюте. Шансы, что его оттуда вскоре возьмет кто-то другой, очень велики. У людей там другое сознание. Если человек хочет завести животное, он ПРЕЖДЕ ВСЕГО идет в приют. Там является даже правилом хорошего тона взять из приюта зверя-инвалида. 

А кто на Западе берет на себя расходы по содержанию приютов? Государство или частные лица? 

И то и другое. На Западе государство считает своим долгом заниматься этими вопросами, и решает их весьма эффективно. Но не только государство! Там благотворительность – дело само собой разумеющееся. Этим занимаются и крупные компании, и просто отдельные люди. Дело ведь не только в том, кто за что платит! Дело в том, ЧТО у людей в сознании, в душе. Бережное отношение ко всему живому (да и к неживому тоже) – это на Западе врожденная привычка. У нас всё иначе… Если бы хоть крошечная часть тех денег, которые тратятся богатыми гражданами России на роскошь, была потрачена на помощь, у нас не было бы ни бездомных людей, ни бездомных животных, и никто не умирал бы от отсутствия лекарств в нищенских больницах. Вполне естественно, что во всем мире на нас смотрят как на варваров, которые бесятся с жиру, и при этом равнодушно взирают на боль своих ближних.

Вы говорите, что на Западе путем стерилизации сократили численность бездомных животных. Но ведь у нас тоже делали нечто подобное?

Да, программу стерилизации у нас тоже попробовали. Ничего не вышло. Догадайтесь, почему? Разворовали весь бюджет. Вот и всё.

И что теперь?

Есть у нас такое чудесное слово "отстрел". Это наш единственный метод. На западе такое никому даже в голову не придет. В 2002 году Москва стала первым городом России, где официально запретили убийство бездомных животных. Но вы же понимаете, КАК у нас работают законы. Всё продолжается, как раньше. Животных продолжают "отстреливать", а также убивают их с помощью удушающих и парализующих ядов. Это еще хуже. Они умирают в муках.

Да, печальная картина. Выходит, все усилия у нас бесполезны?

Честно говоря, ситуация столь тяжелая, что иногда просто впадаешь в отчаяние. Но так нельзя. Надо действовать. Ясно, что наши возможности очень малы. В данном частном приюте – 200 собак, а вокруг – сотни тысяч, и всех спасти мы не сможем, если даже захотим. Но если мы мысленно поставим себя на место тех, кто на наших глазах мучается, то силы возьмутся из одного этого сострадания. Мы поймем, что если мы сейчас отвернемся и сделаем вид, что «чужие» страдания нас не касаются, то после этого мы просто не имеем права жить. Прожить жизнь ради своего удовольствия среди океана чьих-то страданий – это значит просто выбросить эту жизнь в помойку. Надо сделать сегодня хоть что-нибудь, чтобы хоть чуть-чуть облегчить чьи-то страдания.

Смотреть фрагменты документального фильма о приюте