Слова. Антон Батагов  
 
   

Разговоры с Глассом о России

 

Вчера в перерыве репетиции сидим с Глассом, едим вегетарианский суп. Он спрашивает: Что у вас там в России вообще творится?

Я сначала рассказываю про то, как всё ужасно, а потом про то, как здорово всё происходит в музыкальной жизни. Он с каждым моим словом всё больше улыбается с присущим ему умением по-детски радоваться, и говорит:

- Знаете, я всю жизнь наблюдаю: как только начинается что-то плохое в политике, экономике итд, в искусстве сразу идет подъем. И вообще, дух как-то так крепнет, что ли. Даже в Америке, хотя нам тут вроде бы грех жаловаться, и то всегда так. Но, конечно, не будем сравнивать с Россией, я понимаю. Это вообще уже почти ад. Зато представляю, как у вас там сейчас всё сильно в искусстве. Ммдаа. Ну держитесь, а как же еще.

Я дарю ему диск с "Письмами Рахманинова". Надо было видеть его восторг!

- Ну, если у вас там вот сейчас вот ТАК издают новую музыку – тогда вам, по-моему, вообще нечего бояться!

5 декабря 2014

- - - - - - - - - - -

Снова сижу в аэропорту. И вот какая штука. Я играл в Америке американскую музыку. А потом, через несколько дней, ее автор – все тот же Ф.Гласс – говорит мне:

- У меня тут был забавный разговор с одним человеком после этих концертов. Ему очень понравилось, как вы играли. Он мне сказал про вас: "Он как-то по-другому играет. Какое-то другое понимание, и глубина, которую даже, честно говоря, я раньше там не слышал… А, ну да, он же русский. Тогда понятно. Они же вообще всё иначе видят. Правда, сейчас, по идее, не положено русских хвалить, но..."

Гласс посмеялся и говорит:

- Вы действительно очень по-русски играете. И, конечно, все нормальные люди понимают, что политика – это политика, а русская культура - это совершенно другая вещь. Мы всегда ею восхищались и не собираемся перестать это делать только потому, что происходит очередное политическое безумие. Политика – это вещь преходящая, в отличие от культуры.

Это я, разумеется, не для того пишу, чтобы похвалиться. Просто в такие моменты я действительно радуюсь тому, что я из России, и что мы не утратили способность говорить себе и миру что-то такое, что действительно имеет смысл. Видимо, это чувство называется патриотизм. Нашей страной правили Ленин, Сталин, Брежнев и другие чудесные ребята. А в это время в нашей культуре были Прокофьев, Рихтер, Мравинский, Юдина, и многие, многие другие. И, по сути дела, ничего не изменилось.

15 декабря 2014